Денис Глушаков: Дождался золота - дождусь и сына!

Россиянка Светлана Кузнецова сохранила девятое место в обновленном рейтинге WTA

Россияне Елистратов и Ан стартуют на чемпионате мира по шорт-треку


Култхард: Ферстаппена в 'Ред Булл' взяли не потому, что Квят был плох

Дэвид Култхард перестал быть боевым гонщиком Формулы-1 ещё после сезона-2008, но остаётся в центре внимания: участвует в демонстрационных заездах «Ред Булл», анализирует гонки на телевидении и в прессе, а недавно стал героем телевизионной рекламы Heineken, в которой ворует пару бутылок у зазевавшегося болельщика Формулы-1. В дни Гран-при России шотландец встретился с группой российских журналистов.

«Пилотам нужно смириться с решениями по безопасности»

- Дэвид, начнём с одной из самых актуальных тем современной Формулы-1. Многие считают систему защиты головы «гало», которую ещё совсем недавно планировали внедрить в чемпионате, достаточно уродливой. А какое мнение на этот счёт у вас?

- В 1994 году Формулу-1 потрясли две трагедии - в один уик-энд погибли Роланд Ратценбергер и Айртон Сенна. Можно сказать, что моя карьера в Формуле-1 началась с этих чёрных страниц, но вместе с этим необходимо отметить, что риск - это часть не только нашего спорта, гонок, но и нашей жизни в целом. Мы живём на максимуме в гонках, но инциденты с фатальными последствиями могут поджидать нас везде, не обязательно на трассе.

Мне часто приходится слышать, как пилоты Формулы-1 называют «гало» шагом назад, отказом от традиций, но надо понимать, что с 1994 года Международная автомобильная федерация (ФИА) взяла серьёзный курс на повышение уровня безопасности гонок. «Гало» - это не то же самое, что вернуться на 50 лет назад и гоняться без ремней безопасности и шлемов, ведь это никто не назовёт отказом от традиций.

Я счастлив, что за всю свою карьеру в Формуле-1 никогда не чувствовал себя незащищённым в болиде, но я понимал, что опасность есть. Не пилоты принимают решения - они могут чего-то хотеть, чего-то не хотеть, но надо смириться с этим. Можно соглашаться или не соглашаться с тем, что «гало» уродливо, но на первом месте всегда безопасность. Я, как отец, у которого сын занимается картингом, не хотел бы, чтобы он подвергал себя тому ненужному риску. Его можно избежать, сохраняя при этом возможность участвовать в гонках.

- Но, например, те же сочинские таксисты очень часто не пользуются ремнями безопасности - какой можно аргумент привести, чтобы они начали пристёгиваться?

- Если человек водит такси, то, значит, он уже достаточно взрослый для того, чтобы иметь водительское удостоверение. В этом возрасте чувство самосохранения обычно весьма сильно развито, и если человек осознанно не пользуется имеющимися у него средствами, чтобы сделать поездки безопаснее, то это просто глупый человек. Не пристёгиваться ремнями безопасности - очень глупо!

- Очень «серьёзный» вопрос. Говорят, вы собираетесь вернуться в Формулу-1 на Гран-при Монако вместо Дженсона Баттона, который приедет туда вместо Фернандо Алонсо…

- Ну нет, для Формулы-1 нужно быть в отличной форме, а я после ухода из гонок набрал пару лишних килограммов. В пятницу здесь, в Сочи, в рамках съёмок для британского телевидения мы делали сюжет с Дженсоном - я был в России, а он в это время находился в Лос-Анджелесе. Сидел у бассейна и был в отличном настроении - лично я очень приветствую возвращение Баттона хотя бы на этап в Монте-Карло. Уверен, нам с ним удастся отлично провести время на традиционных для этого уик-энда вечеринках, но, похоже, планам этим сбыться не суждено - Дженсон будет работать.

- Кого в паддоке вы можете назвать своим лучшим другом? Может быть, таких людей несколько?

- В Формуле-1 мы очень тесно общаемся с Дженсоном Баттоном и продолжаем поддерживать отношения. Из Монако на гонки мы летаем на одном самолёте с несколькими гонщиками - среди них и Фелипе Масса, и Нико Росберг, и Даниэль Риккардо, и Макс Ферстаппен… (реплика из зала: Фернандо Алонсо!) Нет, Фернандо Алонсо летает на своём самолёте! Ответить на вопрос про друзей кратко просто невозможно.

«Каждый пилот, попавший в Формулу-1, уже лучший»

- Как вы находите время на общение с друзьями, если после окончания гоночной карьеры у вас оказалось столько работы - вы посол Гран-при Азербайджана, посол бренда Heineken, активно участвуете в работе компании «Ред Булл» и не только. Думали ли вы, ещё гоняясь, о том, чем будете заниматься после гонок?

- Пока выступаешь в гонках, живёшь в таком темпе, что задуматься о чём-то другом невозможно. У тебя стоит единственная задача - найти возможность быть на трассе ещё быстрее, поэтому ты сфокусирован только на своей работе. В этой фазе карьеры нельзя думать только о себе, ведь ты часть команды и работаешь на общее дело. Естественно, определённые стандарты работы просто не дают тебе распылять усилия.

Совсем другое, когда ты заканчиваешь свою гоночную карьеру. Тут уже можно позволить себе быть немного эгоистичным и распределить свои силы так, чтобы работать в своё удовольствие и там, где ты находишь энергию для дальнейшей жизни. Для себя я нашёл это в сотрудничестве с телевидением, а также в других сферах - работаю над созданием шоу о Формуле-1 для телекомпаний, помимо этого я сотрудничаю с Heineken, Mercedes-Benz, Red Bull, UBS, Cooper Tires - господи, как бы всех не забыть… Кроме того, у меня есть собственное event-агентство, которое начало работу с новыми владельцами Формулы-1, и в ближайшее время мы представим кое-что для всех фанатов чемпионата.

Отношения Heineken и Формулы-1 в первую очередь показывают, что Формула-1 - больше, чем просто гонки. Понимать это я стал после того, как завершил свою гоночную карьеру в чемпионате мира восемь лет назад. Встречи с друзьями, общение, наслаждение хорошей компанией и погодой - всё это приносит мне не меньшее удовольствие, чем 15 проведённых в Формуле-1 лет.

Не могу пожаловаться, что я не востребован в бизнес-среде. Я достаточно занят и не скажу, что единственные интересные моменты в моей жизни были связаны только с участием в гонках. Это тот самый случай, когда гонки сделали меня сильнее морально, позволили открыть новые возможности и горизонты. В общем, то, что мы называем: «Гонки - это больше, чем просто гонки».

- Кого из нынешнего поколения молодых гонщиков вы считаете наиболее перспективным?

- Начать стоит с того, что каждый пилот, оказавшийся в Формуле-1, уже лучший. Это чемпионат, в котором нет слабых гонщиков. Но чтобы стать легендой Формулы-1, ты должен быть лучше лучших, но роль пилота в успехе зависит и от команды. Сложно сравнивать молодые таланты, которые выступают в разных командах, поэтому не могу сказать, кто из нынешних молодых пилотов будет лучшим из лучших.

В футболе есть феномены вроде Лионеля Месси или Криштиану Роналду, а в Формуле-1 к таким можно отнести Фернандо Алонсо, Льюиса Хэмилтона, Себастьяна Феттеля, Макса Ферстаппена и ряд других пилотов, но с уверенностью сказать, кто дополнит их ряд из современной молодёжи, мне пока трудно. В нашем спорте очень и очень много факторов влияет на успешность карьеры в гонках.

«Квят может закрепиться в Формуле-1»

- Хоть вы больше и не пилот, но продолжаете работу с «Ред Булл» и лучше других знаете о нюансах их работы с молодыми пилотами в рамках фирменной программы. Что вы думаете о будущем Даниила Квята?

- Да, я могу с уверенностью сказать, что у Даниила Квята есть все шансы вернуться в «Ред Булл» или оказаться в другой топ-команде. Его будущее в его собственных руках. У него отличный напарник в лице Карлоса Сайнса-младшего, и нужно проявлять себя на фоне сильного пилота в своей же команде.

В «Ред Булл» Ферстаппена выбрали не потому, что Квят плох, вовсе нет. Все признают, что Макс проделал феноменальную работу и получил место в команде, но при этом ведь, поймите, Даниил не оказался на улице. Да, для него стало ударом понижение внутри команд, но его не убрали из Формулы-1 вообще, а это говорит о многом. Квят может закрепиться в Формуле-1, но это зависит только от него самого. Для чемпионата, в свою очередь, будет только лучше, когда в нём много сильных пилотов из самых разных стран.

Сейчас Даниил выглядит весьма неплохо на фоне напарника, и, надеюсь, Квят сможет вновь заявить о себе. Он, по моему мнению, действительно хороший и талантливый гонщик, просто сейчас нужно собрать все элементы воедино и вернуться на тот уровень, на котором Даниил Квят должен и может быть. Я убеждён, что ему это по силам.

- О российском пилоте спросили, а что вы думаете о самой трассе в Сочи? Многие критикуют её за слишком большое количество прямых и не самый интересный характер? Что скажете об организации этапа в целом?

- Сочи громко заявил о себе с первого же этапа, когда в телевизионной трансляции в один план попадают и заснеженные горные вершины, и плещущиеся в море дельфины. Кстати, я, кажется, их видел из окна своего номера буквально вчера, но сейчас не об этом. Для России Формула-1 очень хороша с точки зрения самопрезентации во всём мире, как это было с Олимпийскими играми, а впоследствии и с гонками.

Безусловно, «Сочи Автодром», на котором я бывал ещё на стадии строительства, это не Монте-Карло, не Спа, не «Сузука» и не любая другая классическая трасса «старой школы», но лишь потому, что история Гран-при России в Сочи насчитывает всего четыре года и у неё нет такого исторического бэкграунда, как у многих других автодромов. После двух десятилетий гонок на «Сочи Автодроме» уже можно будет рассуждать о ценности трассы для Формулы-1 с точки зрения истории.

Пока же, если не брать исторический аспект, всё неплохо. Организация на высоте, гонщики тоже не жалуются, а, например, в 2017 году мы стали свидетелями в какой-то мере исторического момента, когда «Феррари» впервые за множество гонок побила «Мерседес» в квалификации. Да, на «Сочи Автодроме» много прямых, но на любой гоночной трассе есть прямые (смеётся). Если серьёзно, то на конфигурацию трассы наложили определённые ограничения объекты Олимпиады, в которую надо было вписать «Сочи Автодром». Но мы все наслаждаемся в России людьми, едой, тем приёмом, который оказывают нам здесь. И кроме всего прочего помимо Японии только в Сочи столько караоке, что можно каждый день петь в новом! Есть неплохой ирландский бар, где я неоднократно уже замечал механиков команд Формулы-1, а это хороший знак.

- Если заговорили о барах, то у вашего друга и коллеги по «Ред Булл» Даниэля Риккардо есть традиция угощать шампанским из своего ботинка присутствующих на подиуме пилотов. А из каких необычных предметов пили лично вы?

- (Морщится при упоминании ботинка.) Ну… Бокалы были, бутылки были, из призовых кубков мы тоже традиционно пьём, и нельзя назвать это необычным для Формулы-1. Нет, пожалуй, не было у меня необычных предметов, из которых я пил. Не знаю, правда это или нет, что гонщики Формулы-1 не хотят победы Даниэля, чтобы не пить из его ботинка, но, как по мне, это просто порча хорошего алкоголя. Я счастливый человек, потому что в моей карьере не было случаев традиции пить из ботинка. Мне везло, что я не оказывался после гонки на подиуме с Риккардо.