Ювентус: себе - финал, Мбаппе - сувенир

Обзор дня: Орлов и Кузнецов не разрушат микроклимат сборной

У Национальной парусной лиги новые официальные партнеры


Михаил Прокопец: Никогда не надо договариваться - надо судиться!

- У каждого из нас сложилась своя позиция по всей этой допинг-проблематике. Каждый примерно сформулировал для себя, к какому из лагерей примыкать: это козни Запада, геополитические игры или же это полностью вина государства. Есть еще немалая группа, относящаяся к ситуации традиционно-шаблонно: типа колются все, а ловят только нас. Каково отношение у юристов, которые занимаются этой проблемой? Кто виноват?

- История с допингом всем в начале прошлого года казалась катастрофой. Потому что не было прецедентов. Ведь никогда ни одна страна не сталкивалась с таким ЧП, с таким форс-мажором. Поэтому нельзя по состоянию на прошлый год было даже приблизительно говорить, что мы сделали правильно, а что - нет. Чиновники были не готовы к возникновению самой этой истории.

- Но потом шли месяцы и месяцы, а они все так же были не готовы.

- Ну, так каждый раз возникал новый поворот, которого тоже не было в истории. К примеру, снятие с олимпиады - этого ведь тоже никогда не было. И это породило новый вал проблем, к которому невозможно быть готовым. Чиновники были не готовы. Но не могу их в этом обвинять.

- Задним числом, вот теперь, спустя год-полтора, можем говорить, что и кто сделал не так?

- Ну вот смотрите. История не про чиновников. Мария Шарапова извинялась. Помните? Сама вышла, сама призналась в употреблении мельдония, извинилась. Я в тот момент подумал: как круто, какие у нее крутые юристы, как грамотно ей посоветовали. А потом, спустя пару месяцев, когда вышло уточнение о мельдонии - что в минимальных дозах он все-таки на тот момент был разрешен… Тогда стало понятно, что ход не очень хороший.

- У Шараповой плохие юристы?

- У нее крутые юристы. Именно работа их команды позволила сократить в итоге срок дисквалификации. Но это уже другая история.

- Выход какой, Михаил? Мы констатировали, что все были не готовы. Но выход?

- Выход всегда один - судиться.

- Лукавый совет.

- Почему?

- Потому что этот совет - от ангажированного лица. Этот совет приносит Вам деньги.

- Понимаете… Это как известная история с лягушкой и кувшином: лягушка, попадая в кувшин с молоком, начинает активно работать лапками и взбивает молоко до состояния творога, в итоге она не тонет. Смысл в том, что надо обязательно что-то делать, в том числе - под давлением обстоятельств. И это работает! Критерии менялись уже в процессе обсуждения решений, но до их принятия. Когда узнали, что спортсмены массово подают в суды - немного отыграли назад. Решения были приняты не по самому жесткому сценарию именно по этой причине.

- Но иногда не обязательно судиться. Можно ведь договориться.

- Не буду называть конкретные федерации… Мне говорят: мы решили иск отозвать, надо попытаться не портить отношения с международными федерациями. Я отвечаю: «О чем вы? Вы на дне! Понимаете? Вам надо хоть что-то восстановить. Нет уже никаких отношений». Но не все это понимают….

Иногда не понятно, о чем вообще люди думают. Тут 17-летний паренек купил в аптеке препарат. Не принимает - честно подходит к врачу команды. Тот ему: «Ну, ты же в сборную все равно не попадешь! Принимай спокойно!» Мальчика проверили - дали 4 года дисквалификации. Сломал парню спортивную карьеру. И что? Где тут рука Запада? Сами все натворили. И почему мы терпимы к таким проявлениям?

- Легкую атлетику сейчас реально вернуть, с этого дна поднять? И сколько времени для этого понадобится?

- Время, когда юристы могли ситуацию переломить, прошло. Ситуация давно и прочно вышла за рамки юридических кейсов. Решить может только Путин. Только на его уровне.

- Каким образом?

- С той стороны тоже сидят адекватные люди. Они хотят увидеть шаги. Там ждут изменений в подходах, в понимании. А юридическая работа по восстановлению статуса легкоатлетической федерации давно идет.

- Часто возникают нелицеприятные истории с футбольными клубами, с долгами. Что ни год - то обязательно громкие разбирательства. Вот Азмун, например, бежавший из «Рубина» в «Ростов».

- Он не бежал - он просто переходил. Ну, может, часть пути, конечно, и бежал… Упирался казанский клуб - в итоге пришлось, согласно решению ФИФА, осуществить переход за ноль рублей ноль копеек. И «Рубин» вообще ничего не заработал на этом. Надо уметь договариваться, иногда переступать через личные обиды.

- Личные обиды часто вредят делу?

- Они вредят больше всего. Все помнят историю с Кучуком. Было изначальное предложение решить конфликт с выплатой тренеру минимальной компенсации, но одна дама-руководитель пошла на принцип. В итоге из-за ее амбиций клуб попал на 2,5 млн рублей. Амбиции удовлетворяются за счет денег клуба.

- В бизнесе так себя не ведут. В чем выход?

- Отказаться от бюджетного финансирования… Впрочем, напишите, что это шутка. Все назначения происходят на любительском уровне, никто не анализирует бизнес-план, никто не говорит про qpi.

- Красавчики все с бюджетными деньгами…

- Не, спортивные юристы красавчиками называют совсем других людей. Красавчики - это ЦСКА, «Краснодар». Потому что никто с ними не встречался в судах. Они тратят свои деньги, поэтому ведут себя очень разумно. Да, еще в этом списке, конечно, «Зенит» - у них одна из самых сильных юридических служб, у них есть соответствующие возможности.