Малкин отправил Бобровского в сборную

Право на отдых, право на ненависть

РФ и Германия проведут ряд мероприятий, чтобы сыграть на сближение в преддверии ЧМ-2018


Награда за страдания. Почему Макгрэйди заслужил место в Зале славы

Представьте на секунду, что правление Зала баскетбольной славы уполномочило вас определить, кто из двух исполнителей, выступавших в одно и то же время (и множество раз сходившихся на площадке лицом к лицу!), больше заслуживает включения в число лауреатов класса-2017. На одной чаше весов - многократный Мистер Замок, фундамент чемпионской команды, боец до мозга костей, всеми правдами и неправдами выгрызавший своё место под солнцем после того, как генеральные менеджеры всех до единого клубов почему-то обделили его вниманием во время драфта. На другой - яркий бомбардир без ощутимых кубковых успехов, отыгравший практически всю свою исковерканную травмами карьеру в командах средней руки и исчерпавший весь ресурс организма ещё до тридцатилетнего юбилея.

На первый взгляд выбор очевиден, не правда ли? А ведь не лишним будет напоминание мелким шрифтом, что второй кандидат не единожды конфликтовал с партнёрами и руководством клубов, цвета которых он защищал, не отличаясь образцовой трудовой этикой. Но эксперты рассудили иначе: выдающемуся центровому оборонительного плана Бену Уоллесу придётся подождать ещё, по меньшей мере, год, в то время как Трэйси Макгрэйди, едва ли реализовавший заложенный природой потенциал в полной мере, удостоился включения в Зал славы с первой же попытки.
Вопиющая несправедливость? Не исключено. Но в «деле Макгрэйди» всё настолько запутано и перевёрнуто с ног на голову… Человеку, весь путь которого в профессиональном спорте можно охарактеризовать словосочетанием «патологическое невезение», хоть когда-нибудь, да улыбнулась удача - одними только годами борьбы с собственным телом, не выдерживавшим соревновательных нагрузок, он это заслужил.

Цифры не лгут
С точки зрения статистики принадлежность Макгрэйди к Залу славы ни малейшим сомнениям не подлежит. Из всех баскетболистов, становившихся лучшими бомбардирами регулярных чемпионатов НБА, этой чести не удостоился только Макс Заслофски, блиставший в конце 1940-х - а Трэйси, между прочим, завершал сезон с наивысшим среди игроков ассоциации средним показателем результативности дважды кряду. Более того, имя каждого из 15 попрощавшихся со спортом до свингмэна исполнителей, набравших не менее 18000 очков, 5000 подборов и 4000 результативных передач в карьере, уже увековечено в Спрингфилде.

Семь попаданий в символические сборные лиги, те же семь приглашений на Матч звёзд (шесть выходов в старте!) и беспрецедентный сезон-2002/03, в котором Ти-Мак в одиночку вытянул еле живой «Орландо» в плей-офф с положительным балансом побед и поражений - к этим деталям баскетбольной биографии прирождённого скорера придраться невозможно при всём желании. В своих пиковых, как выяснилось впоследствии, сезонах, Макгрэйди выдерживал колоссальные нагрузки, проводя на площадке по 39−40 минут в среднем за игру. Ему просто не на кого было положиться, ведь статусные партнёры то и дело получали серьёзные травмы, а в стартовой пятёрке вместе с ним выходили, например, Гордан Гиричек, Жак Вон и Эндрю Деклерк - причём одновременно.

Именно поэтому Трэйси уже после объявления об уходе из большого баскетбола очень сильно жалел, что не остался вместе со своим дальним родственником Винсом Картером в «Торонто», соблазнившись выгодным предложением «Мэджик» летом 2000-го. Но в 21 год свингмэн не задумывался о вечном: он хотел играть и забивать, а не довольствоваться ролью второй-третьей скрипки, не имеющей даже стабильного места в основе.

Откуда взяться титулам?
Макгрэйди не выиграл ни одной серии плей-офф в качестве игрока стартовой пятёрки и впервые сыграл во втором раунде матчей на вылет только в рамках прощального турне с «Сан-Антонио» в 2013-м. Это серьёзнейший удар по его репутации - особенно, если учесть, что в НБА будущий член Зала славы попал прямиком со школьной скамьи (то есть, в отличие от не менее травматичного Гранта Хилла, за плечами у Трэйси нет не то, что выдающейся - вообще никакой студенческой карьеры) и ни разу не попадал в заявку сборной США на важнейшие международные турниры вроде чемпионатов мира или Олимпийских игр.

Но, повторимся, в случае Ти-Мака всё действительно очень неоднозначно. Во-первых, его команды, будь то «Орландо» или «Хьюстон», ни разу не завершали регулярный чемпионат выше пятого места в своей конференции - следовательно, были андердогами по умолчанию и не владели преимуществом домашней площадки даже в первом раунде. Во-вторых, после переезда в Техас Макгрэйди лишь дважды в пяти сезонах удалось принять участие в поединках на вылет вместе со здоровым Яо Мином - и оба раза «Рокетс» уступали своим соперникам («Далласу» и «Юте») в напряжённых семиматчевых противостояниях.

Наконец, если бы не печальные попытки реанимировать карьеру после серии операций на колене и плече в «Атланте» и «Спёрс», где на Трэйси особо уже не рассчитывали, в настоящий момент свингмэн имел бы пятый лучший средний показатель результативности в матчах на вылет за всю историю НБА (28,5 балла), уступая лишь Майклу Джордану, Аллену Айверсону, Джерри Уэсту и Кевину Дюранту. Трём действующим членам Зала славы и одному из лучших баскетболистов современности, чьё попадание туда - лишь вопрос времени.

Да, в послужном списке Макгрэйди нет ни одного командного трофея. Но так ли сильно он в этом виноват, чтобы упоминаться в одном ряду с каким-нибудь Кармело Энтони - эталонным «лузером» нашего времени? Едва ли. Лидера обескровленной травмами или просто слабой дружины, забивающего фаворитам под 30 очков за вечер в плей-офф в годы, когда защита превалировала над нападением, нельзя обвинить ни в бесхарактерности, ни в пораженчестве. Другое дело, что даже здоровому Ти-Маку перманентно не везло. С партнёрами, тренерами, генеральными менеджерами….

Зрительная память
Несмотря на все свои индивидуальные достижения и выдающуюся статистику, свингмэн ни за что не попал бы в Зал славы, если бы решение относительно его кандидатуры принималось лет эдак 20−30 спустя. Подумаешь, всего лишь очередной скорер, коих НБА видела предостаточно за годы своего существования, с послужным списком, который прямо-таки зияет проплешинами в самых важных для оценки наследия баскетболиста местах. Сколько таких было, есть и будет в истории игры с оранжевым мячом?

Но сейчас, весной 2017-го, Макгрэйди - это ещё не бездушный перечень призов и цифровых показателей, а феноменально зрелищный исполнитель, удостоившийся сравнения с пиковым Коби Брайантом и конкурировавший с ним в течение добрых пяти лет. Эксперты до сих пор помнят, как лидер «Хьюстона» самолично обыграл монстров из «Сан-Антонио», отгрузив подопечным Грега Поповича 13 очков за заключительные 35 секунд основного времени в лицо Брюсу Боуэну, одному из лучших «персональщиков» всех времён.

Как он поставил сверху через 229-сантиметрового центрового Шона Брэдли, защищавшего цвета принципиальных соперников «Рокетс» из Далласа. Как помог своему коллективу провести четвёртую по продолжительности победную серию в регулярном чемпионате НБА (вторую на момент её завершения), несмотря на дежурную травму великана Яо. И многое, многое другое, благодаря чему Ти-Мак влюбил в себя миллионы болельщиков по всему миру.
Однажды судьба, столь жестоко обходившаяся с Макгрэйди, должна была расплатиться со свингмэном по счетам. Место в пантеоне великих с опережением многих других не менее, а подчас и более заслуженных игроков - очень достойная компенсация. Данное решение ещё долго будут обсуждать и критиковать, проецируя заслуги каждого следующего «незаконно обиженного» на неоднозначную карьеру свингмэна. Но теперь это уже неважно.

Ведь Трэйси Макгрэйди отныне - член Зала баскетбольной славы.