Лига наций: зачем она нужна и что даёт. Гид по новому турниру УЕФА

Нойштедтер, Фернандес, Гильерме - уже в сборной. Ждем Жоаузинью?

Рекорд круга и смелые атаки: чего мы ждём от Гран-при России - 2017


Наследник Боброва, крестный отец Харламова

Из «труса» - в «академики»

Об Александрове узнали в середине 50-х. Белокурый паренек вышел в ударной армейской тройке первопроходцев с Виктором Шуваловым и Евгением Бабичем, сменив на левом фланге самого Всеволода Боброва. Когда тот вернулся в строй, Анатолий Тарасов поставил молодого форварда в центр звена к Константину Локтеву и Александру Черепанову.

Эта тройка в полном составе была призвана в сборную на московский чемпионат мира-57. К решающему матчу со шведами по разным причинам выбили Бобров и Бабич, а Шувалова в силу возраста в команду не пригласили. Однако старший тренер Аркадий Чернышев сделал ставку не на звено Александрова, забросившее 25 из 77 шайб сборной, а на своих динамовцев, и прогадал. Ничья 4:4 озолотила «Тре Крунур».

Тройка Александрова сыграла еще на мировом первенстве в Осло-58, уже под руководством Тарасова. Во многом с подачи тренера Александрову приклеили ярлык «трус».

- Этот форвард напоминал Боброва - техникой, умением обыграть сразу нескольких соперников. Как и первый капитан сборной СССР, он не лез в драку, ибо комфортнее чувствовал себя на широком льду, используя скорость и недюжинную силу, - таким видел Александрова летописец армейского хоккея Владимир Пахомов, долгие годы сотрудничавший с «Советским спортом».

Силовая борьба не была коньком ни Боброва, ни его наследника, бомбардиров от бога. Сторонник «колхозного» хоккея Тарасов даже мысли не мог допустить, что после ухода Боброва в его команде появится еще один «единоличник», выскочка.

В 1958−60 годах руководимая Тарасовым сборная не смогла завоевать золото чемпионатов мира, а на Олимпиаде в Скво-Вэлли-60 довольствовалась бронзой. Отчитываясь в высоких кабинетах, тренер неизменно в качестве причины неудач указывал нерешительность, а то и трусость Александрова. Однако с 1963 года началась победная эра сборной, завершившаяся на чемпионате мира-1972 в Праге уже без Тарасова и Чернышева. И об Александрове заговорили совсем в превосходных степенях. К тому времени он играл на левом крыле тройки «академиков» с Александром Альметовым и Локтевым.

На льду Александров умел все, сочетая функции диспетчера и снайпера, искусно сохранял шайбу у борта, в углах поля. Иногда, изменяя себе, под гнетом критики он лез в самое пекло на превосходящих его в мощи и габаритах защитников, что успеха не приносило.

24 апреля 1963 года Александров установил снайперский рекорд чемпионатов СССР, забросив в 37 матчах 53 шайбы. Только 64 года спустя Сергей Мозякин превзошел это достижение, забив в уходящем сезоне 55 голов.

На помощь пришел… Гагарин

В армейской хоккейной школе Веня слыл любимцем тренера Александра Виноградова, который в начале 60-х даже недолго заменял Тарасова у руля команды мастеров. За пределами площадки Александрова отличала скромность, простодушие, честность. Со временем Виноградов познакомил любимого ученика со своей дочерью Светланой. Они поженились, и вскоре у них родился сын Игорь, вступивший в начале 80-х в брак с приемной дочерью Боброва. Их сын Стас ныне работает в хоккейном клубе ЦСКА с ветеранами.

- Дедушка Веня был строгим, но справедливым, - вспоминает Станислав Александров. - Именно он поставил меня на коньки. Но никогда не баловал. Помню, на даче велел взять вилы и помочь по хозяйству. Я же вилами орудовал как клюшкой и распорол себе ногу. Многие говорят, что характером я пошел в деда.

В жизни Александрова был эпизод, который мог поставить крест на его яркой чемпионской карьере. В марте 1961 года Вениамин в состоянии алкогольного опьянения на «Победе» сбил напротив кинотеатра «Ленинград» женщину и скрылся с места происшествия. Его быстро разыскали. Уголовное дело возбудили по двум статьям - «автопроисшествие» и «оставление в опасности». Главный редактор «Советского спорта» Владимир Новоскольцев получил из отдела пропаганды ЦК КПСС указание разобраться в случившемся и заклеймить вышедшего из берегов хоккеиста позором.

Несмотря на то, что офицеры политотдела ЦСКА рьяно защищали Александрова, выставляя виновницей происшествия не игрока, а пострадавшую, с тяжелыми травмами доставленную в Боткинскую больницу, заметка была подготовлена и сдана главному редактору. Шло время, а корреспонденцию не печатали. Почему? Когда авторы заметки обратились с этим вопросом к боссу газеты, то получили ответ: «Вы что? В космос полетел офицер Юрий Гагарин, а мы в такой момент станем разоблачать другого советского офицера? Печатать не будем!».

Восемь месяцев Александров оставался вне хоккея, а когда вышел на лед - случилось это в Новосибирске - сразу принялся за свое любимое и привычное дело - забивать голы.

Так Гагарин, страстный болельщик ЦСКА, невольно выручил своего будущего кумира, ставшего впоследствии шестикратным чемпионом мира и двукратным олимпиоником.

На излете карьеры Тарасов поставил Александрова на левый фланг в тройку к молодым Борису Михайлову и Владимиру Петрову.

- Было это в 1967 году, когда мы с Владимиром Владимировичем пришли в ЦСКА, я - из «Локомотива», Петров - из «Крыльев Советов», - вспоминает Михайлов. - Мы были совсем зеленые, но задорные и резвые. Дядя Веня с трудом за нами поспевал. И часто шипел. Вскоре в команду вернули из Чебаркуля Валеру Харламова и поставили к нам. Выходит, Александров передал Харламову эстафету, стал в хоккее его крестным отцом.

Природа дала Александрову только 54 года жизни. После окончания игровой карьеры он ступил на тренерскую стезю - под его руководством ЦСКА из Софии три года выигрывал чемпионат Болгарии, потом Александрова срочно назначили наставником ленинградского СКА, после чего командировали в ЦСКА помогать Константину Локтеву, сменившему Тарасова.

Вместе со своим родным клубом Александров принял участие в первой эпохальной Суперсерии-75/76 с командами НХЛ. Захватывающие матчи против «Нью-Йорк Рейнджерс», «Монреаль Канадиенс», «Бостон Брюинз», «Филадельфия Флайрез» до сих пор помнят по ту сторону океана.

В 1977-м Локтева в ЦСКА сменил Виктор Тихонов. Ушел и Александров. Какое-то время он занимал должность главного тренера Вооруженных Сил, а потом по просьбам болгарских товарищей вернулся в нехоккейную Софию.