Колобков в Страсбурге встретился с представителями стран-членов при Совете Европы

Широков: Спартаковцы должны сказать Федуну спасибо

Путин призвал Росгвардию обеспечить безопасность на ЧМ-2018 по футболу


Никита Кучеров: Каждый день делаю все, чтобы приблизиться к Кросби и Овечкину

ВАРИАНТ С ЦСКА Я НЕ РАССМАТРИВАЛ

- Долго размышляли над тем, стоит ли ехать в сборную?

- Нет, согласился сразу. Сезон закончился слишком рано. Тренировочный лагерь начинается только в сентябре. Впереди еще четыре месяца - огромная пауза. Я к такому не привык, поэтому как только получил вызов из сборной, то сразу сказал «да». Хочется что-то выиграть. У нас хорошая команда, есть шансы успешно выступить на чемпионате мира. Поиграть еще месяц - для меня это только удовольствие. Для меня большая часть находиться в национальной команде. Сам я смотрел все чемпионаты мира, какие мог, и всегда мечтал когда-нибудь сыграть за сборную и принять участие в таком турнире. Самыми запоминающимися были 2008 и 2009 годы, и победные голы Ковальчука и Радулова.

- Ваш главный тренер Джон Купер на чемпионате мира будет работать со сборной Канады. Появляется дополнительная мотивация?

- Мне все равно.

- На большой площадке вам будет полегче?

- Придется больше бегать на таком «аэродроме», обычно этого делать не хочется (улыбается). Игра замедляется, становится не такой интересной. Я люблю скоростной хоккей, принимать быстрые решения. На больших площадках придется тяжелее. Мне на них не нравится, неудобно.

- Как вы отнесетесь к тому, что в России уменьшат площадки?

- Это надо сделать. Болельщикам будет интереснее. Больше силовых приемов, столкновений, бросков. Вратарям придется тяжелее.

- За своим старым другом Никитой Гусевым удавалось следить в этом сезоне?

- Я иногда смотрел хайлайты матчей с участием СКА. В регулярке не все - а в плей-ффф старался следить за каждой игрой. Помимо Гусева смотрел за тем, как играет в ЦСКА Игорь Ожиганов. Было не принципиально, кто выиграет. Главное, чтобы мои друзья хорошо себя проявили. У них все получалось.

- За ЦСКА, в котором когда-то сами играли, не следили?

- Нет, команда играла в совершенно ужасный хоккей. Мне жалко ребят, которые там выступают. Рад только за Ожиганова, Игорь закрепился и играет важную роль.

- Выходил ли на вас ЦСКА в прошлое межсезонье, когда вы еще не подписали новый контракт с «Тампой»?

- Нет, я такой вариант даже не рассматривал.

- Многие считают, что вы продешевили, заключив нынешнее соглашение с «Тампой».

- Сейчас об этом разговаривать не хочу.

- Недавно довелось быть в столичной школе «Белые Медведи», где вы все занимались вместе с Ожигановым и Гусевым. Ваша фотография висит на самом видном месте.

- Частенько вспоминаем о тех временах при случае. Особенно с Владом Наместниковым. Мы с ним все время играли друг против друга по детям. Он за «Химик» выступал, есть что обсудить, над чем посмеяться. Кто кого обыгрывал и сколько забивал. Вспоминаю о том времени с теплотой, это был один из лучших периодов в жизни. Наш тренер Геннадий Геннадьевич Курдин любил насаждать дисциплину. Он нам очень помог стать теми, кто мы есть сегодня - и мне, и Гусю, и Жиге.

- Вы и на детском уровне сразу стали заметной фигурой?

- Мы все время вместе играли с Гусевым. Разные моменты были. Стабильности, чтобы проводить все матчи на высоком уровне, не всегда хватало. Мог не забить в каком-то моменте, расстроиться, и тогда игра для меня, считай, и закончилась. Сейчас, конечно, повзрослел, рассуждаю по-другому. Не забил - ничего страшного, момент еще будет.

ГУСЕВА И ОЖИГАНОВА НАДО БРАТЬ В «ТАМПУ»

- Можете ли уговорить Стива Айзермана, чтобы он скорее взял Гусева в «Тампу»?

- Я у себя в клубе всегда говорю, что надо его брать. И не только Гуся, но Жигу тоже. Дело не в нашей дружбе. Оба - очень хорошие игроки, могут помочь «Тампе» завоевать Кубок Стэнли. Если бы они не могли этого сделать, то я бы и не стал их рекламировать. Кстати, самим ребятам тоже говорю, чтобы они попробовали свои силы в НХЛ. Ведь это возможность сыграть против лучших игроков мира. Мы знаем друг друга с детства - было бы здорово завоевать вместе Кубок Стэнли.

- После того, как «Тампа» начала распродавать игроков по ходу нынешнего сезона, то разве можно было рассчитывать на попадание в плей-офф?

- Мы - хоккеисты, поэтому в эти вопросы не лезем. Наше дело выходить и играть. А насчет обменов все решают менеджмент и тренеры. Мы старались концентрироваться исключительно на хоккее. Но в итоге нам не хватило всего одного очка для выхода в плей-офф. Сезон получился тяжелым. Из-за того, что нескольких ребят обменяли, роль в оставшихся команде несколько поменялась. Приходилось брать на себя больше ответственности. К этому не привыкли, пришлось сложно. Я тоже прошел через этот процесс. Многому научился, что помогло мне вырасти как игроку и подняться на новый уровень, выйти из тени более возрастных игроков.

- Насколько серьезно на вашей команде отразилась тяжелая травма капитана Стивена Стэмкоса?

- Поначалу пришлось тяжело. Только тренеры создали тройку со мной, Наместниковым и Стэмкосом, мы провели вместе несколько матчей, начало получаться, и тут в десятой игре Стивен сломался. За четыре года, проведенные в НХЛ, это были мои лучшие игры. Первое время я сильно расстраивался из-за произошедшего, тренеры начали менять партнеров, к ним сложно было привыкнуть. Все-таки они не играют на уровне Стивена, поэтому объяснять им пришлось долго. Из-за этого было тяжело.

А со Стэмкосом мы думаем на льду одинаково, сразу понимая, что от каждого требуется. Весь сезон мучился. Никак не мог найти нужных партнеров, а с Джонатаном Друэном меня главный тренер почему-то не ставил. Некоторые ребята, думаю, засиделись, получив большие контракты, и немного расслабились, зная, что никого в команду на их место брать не будут. Это, думаю, заметно и по их статистике, и по движению в играх. Иногда даешь такому человеку пас, а он его не ждет. Сезон вышел для меня тяжелым, несмотря на хорошую личную статистику.

- Ваш буллит взорвал интернет на всех континентах. Как решились на такой прием?

- На тренировках Васе (Андрею Василевскому. - Прим. «СЭ») такие шайбы постоянно заходят, поэтому решил и в игре попробовать (смеется). Думаю, была не была, и решился. Повезло, что шайба зашла, вратарь клюшку между щитков не оставил. Вы лучше об этом у Сергея Широкова спросите, я у него подсмотрел этот финт.

- Все в восторге от вашего броска, как удалось его натренировать?

- Если есть три-пять минут свободного времени на тренировке между упражнениями, то я всегда беру шайбы и бросаю со всех точек. В НХЛ с любой позиции можно забить. Тренирую бросок всегда - до занятий и после. Летом постоянно бросаю, по часу, по два. Мне это интересно, делать все равно больше нечего. Есть время, которого в сезоне нет. Отдыхать я много не люблю, знаю, что надо уделять время отработке броска. Смотришь за Кейном, Кросби, Овечкиным. Они показывают каждый год отличную игру. И делаешь каждый день все, чтобы к ним понемногу приблизиться, чтобы находиться на одном уровне с ними.

ПОЧЕМУ ПОДРАЛСЯ С ДЭЙЛИ? ПСИХАНУЛ

- Говорят, что вы не очень жалуете прессу.

- Меня спрашивают раз в три месяца. Бывает, забью три гола, очка четыре наберу - никто не подходит, на интервью не зовут. А стоит попасть в черную полосу, то сразу подлетают. Это злит, ведь я и не знаю, что сказать, когда у меня не получается. Практики постоянного общения нет, поэтому просто бывает сложно подобрать слова, чтобы все объяснить. Из-за этого порой и пишут чушь, что я не говорю. На это внимания не обращаю. Хотя я бы хотел посмотреть, как они сами бы приехали в Россию, а к ним через три месяца подошли и спросили о вещах, на которые не знают ответ.

- Что было в той игре, когда вы подрались с защитником «Питтсбурга» Тревором Дэйли?

- Мне в команде никто не говорил, что я как бомбардир не должен вмешиваться в потасовки. В тот период у команды дела шли плохо, мы проиграли несколько матчей, никак не могли забить и расстраивались. Я сам был недоволен своей игрой. Может, на нервах находился, психанул. Сам от себя такого не ожидал (смеется). Со временем игра вернулась, и у меня стало все получаться. Одно время у меня в команде было больше всех драк. Ребята подкалывали.

- Как отнеслись к обмену Никиты Нестерова в «Монреаль»?

- Никогда не хочется, чтобы из команды уходил друг. С Никитой мы очень сблизились за эти годы. Но я был рад за него. Ведь он хотел играть больше, в «Тампе» у него такой возможности не было. Очень важно получать удовольствие от игры и иметь шанс раскрыться. Желаю ему только удачи. С одной стороны рад за него, с другой - расстроился.

- Андрей Василевский после обмена Бена Бишопа прибавил?

- Да, он стал себя чувствовать более комфортно в команде - и на площадке, и вне льда. Хотя даже если бы Бишоп остался, то Вася бы его рано или поздно переиграл. Не в этом году, так в следующем. Василевский очень усердно работает и тренируется. Я таких ребят, честно, еще не видел. Он идет к своей цели, понемногу ее добивается и становится только лучше.

- Ваше отношение к отказу НХЛ от участия в Олимпиаде?

- Что нам скажут, то и будет. Мое мнение в этой ситуации не имеет значения. Конечно, я бы хотел поехать на Олимпиаду. Об этом все мечтают с детства, когда смотрят ее по телевизору. Представлять свою страну на таком уровне - это огромная честь, тем более что это соревнование проходит только раз в четыре года. Может, вообще такой шанс выпадет только раз в жизни. Будет жалко, если нас не отпустят. Хочется, чтобы родные, близкие, твои тренеры следили за тобой и гордились.

- На Кубке мира вы играли с разными партнерами, с кем больше понравилось?

- Когда в команде собрано столько игроков высокого класса, то не имеет значения, с кем ты выходишь. Если пройтись по составу, то видно, что почти каждый является звездой у себя в клубе. Мне было приятно играть со всеми. Незабываемый опыт. Я научился многому новому, выходя с Овечкиным и Малкиным. Кое-что подглядел у Дацюка и Кузнецова, а потом стал использовать эти вещи в своей игре. Это мне помогло вырасти как человеку и хоккеисту.

- Сорок шайб за сезон, статус суперзвезды - все это накладывает на вас огромную ответственность.

- Я отношусь к этому спокойно, а за тем, что говорят и пишут специалисты по данному поводу, не слежу. Делаю все, как и раньше. Выполняю установку тренера и стараюсь показывать самое лучшее из того, что умею. В первую очередь надо получать удовольствие от игры, а не просто выбрасывать шайбу, действуя тупо и прямолинейно. Надо создавать что-то свое, принимать нестандартные решения на льду, которых соперник не ждет. Именно по этой причине у меня получился хороший сезон. После всех обменов и травм тренер стал доверять мне больше, что и помогло сыграть на таком уровне. Я чувствовал себя более комфортно, получив столько игрового времени.