Башминов: Парма точно выступит в Единой лиге ВТБ в следующем сезоне

Шайба и передача Панарина помогли Чикаго победить Питтсбург в матче НХЛ

Президент ФИФА надеется, что ЧМ-2018 выиграет сборная из Южной Америки


Никита Трямкин: А что мне Джейми Бенн? Подраться я всегда готов

ПОКА НЕ ЗНАЮ, ГДЕ ПРОВЕДУ СЛЕДУЮЩИЙ СЕЗОН

- Вы ведь давно взяли билет в Екатеринбург?

- С чего вы взяли? За три дня до отлета. Правда в том, что я очень сильно соскучился по дому, по семье, по друзьям.

- Как проведете первые три дня?

- С родными. Я же практически год никого не видел. Потом поедем отдохнуть куда-нибудь, а потом тренировки.

- Так быстро?

- Я же не собираюсь полноценные сборы проходить. Но нельзя застаиваться. Кроссы, зал - перед сезоном нужно держать себя в форме.

- А где будете проводить этот сезон?

- Пока не решил. Буду думать, советоваться с агентом.

- Да чего тут решать?

- Я правда не знаю. Есть определенные мысли, но пока не готов поделиться с окружающими.

- На последней встрече с журналистами в Ванкувере вы сказали - хочу играть.

- И это правда. Просто хочу играть в хоккей.

- Сейчас в «Кэнакс» уволили весь тренерский штаб. Знаю, что у вас были не самые лучшие отношения с одним из тренеров. Может быть, отставка как-то скажется на вашем будущем?

- Не думаю, что это будет иметь хоть какое-то значение. Что тренеры? Они приходят и уходят, как и хоккеисты меняют команды. При принятии решения отставка Дежардена с помощниками не будет иметь никакого значения.

НЕ ДУМАЮ, ЧТО В КОМАНДЕ БЫЛИ РАВНОДУШНЫЕ

- Все ведь шло к отставке Уилли Дежардена?

- Хм, был момент, когда уже начали говорить об этом чуть ли не вслух, но мы выиграли пару матчей, и тема была закрыта. Не было такого, чтобы мы в раздевалке обсуждали увольнение, хотели этого. Тут так не принято.

- Вы с тренером были в плохих отношениях?

- В рабочих.

- В плохом смысле?

- В обычном. Тут с тренерами особо не сближаются, но и не воюют. По крайней мере игроки моего возраста. Если у него были какие-то претензии к моей игре, то он высказывал, а я старался исправиться.

- В начале сезона вы вообще не играли. Во время матчей шли в зал, а потом в комнату отдыха смотреть хоккей.

- Никакой обиды на тренера нет. В чем-то он действительно был прав. Я думал, что готов к сезону, но это было не так - в скорости уступал. Но примерно через пять игр я уже понимал, что набрал форму, однако все равно не попадал в заявку и в тот момент стал немного нервничать. Но какой тут выход? Сидеть и терпеть. Работать.

- В начале сезона на вас оказывалось большое давление. В Ванкувере говорили, что Трямкин должен поехать в АХЛ, но вы отказывались.

- Скорее я бы вернулся в Россию. Послушайте, я вообще не понимал, о чем идет речь. У меня в договоре был пункт, что я не буду выступать за «Ютику». Не считал и не считаю, что мне это как-нибудь могло помочь.

- Как я ни включу трансляцию - с вас начинали обсуждение новостей, а потом ваши действия подвергались критике. Доходило до смешного. На льду вас не было, ошибался Кристофер Танев (он играет под 8-м номером, а Никита - под 88-м. - Прим. «СЭ»), но говорили, что вы виноваты.

- Мне было гораздо проще справляться с давлением. У меня не настолько хороший английский язык, чтобы я понимал, о чем пишут СМИ, что говорят на телевидении. Мне о каких-то вещах сообщали друзья, знакомые, но я все равно старался на этом не зацикливаться. Так что не думаю, что это как-то повлияло на мою игру.

- Как ваш английский?

- Многое понимаю, стараюсь говорить. Но не скажу, что у меня идеальный английский. В этом смысле надо серьезно добавлять.

- Скажите на английском: «Всем оставаться на своих местах. Это ограбление».

- Не, так не смогу. Вы хотите, чтобы я профессию сменил? Да и не настолько хорошо язык знаю. Но для общения с игроками, для понимания тренеров мне это не хватало.

Я ЧАСТО ОСТАВАЛСЯ ЛИШНИМ

- После того как вы вернулись в состав, происходили удивительные вещи. Вы играли, не ошибались, но ближе к концу встречи оказывались на скамейке. Почему?

- Вот этого объяснить не могу. Мне действительно иногда становилось непонятно, почему, переходя на пять защитников, я оставался лишним. То есть мне никто ничего не говорил, просто не выпускали на лед. Но до этого я, кажется, не давал повода усомниться в своих действиях.

- Однажды вы провели за одну смену более двух минут. Каково после этого возвращаться на скамейку?

- Ног не чувствуешь. Но там была такая ситуация, что нас просто не выпускали из зоны. Мы не имели никакой возможности смениться. Позже у меня тоже случались длинные смены, но таких длинных не было. Что тут сказать? Хотелось отстегнуть ноги.

- Вы габаритный, с хорошим броском, но в атаку не шли.

- И это еще один вопрос, на который у меня нет ответа. В сезоне я почти не выходил в большинстве. Как-то на семь-восемь секунд появился, но это все. Не знаю почему. Тренер видел там других хоккеистов.

- Вы теперь уйдете с той диеты, на которую перешли в сезоне?

- Нет. Мне говорили про правильное питание, про то, что нужно менять рацион. Я попробовал, и мне очень понравилось. Конечно, иногда хотелось чего-то вкусного, но все это быстро прошло. Иногда позволял себе какое-нибудь пирожное, но раз в два месяца. После этого опять питался только правильно. Пожалуй, это сохраню на будущее.

УДИВИТЕЛЬНО, ЧТО БЕНН БРОСИЛСЯ НА МЕНЯ

- Яркий момент - драка с Джейми Бенном из «Далласа».

- Я так и не понял, чего он на меня набросился. Возможно, ему не понравились силовые приемы, которые я проводил, но мы ведь играем в хоккей. После одного он и начал драку. А мне что? Я готов.

- Вы повредили ему глаз.

- Это мне уже потом рассказали, гораздо позже. Сожалею, но если ты идешь драться, то нужно думать о последствиях.

- В этом году у игроков НХЛ впервые был отдых на пять дней по ходу чемпионата. Хорошая идея?

- Ага, вероятно, очень отличная.

- Что не так?

- Да я как раз перед ним заболел свинкой и все время провел лежа дома. Просто отличный отпуск. Мне понравилось. Шутка.

- С этой свинкой вообще непонятная ситуация. Уже ведь не первый раз.

- Да, кроме нас она поразила игроков «Миннесоты». Знаете, когда называют эту болезнь, то не относятся к ней серьезно. Но на самом деле это очень тяжелый недуг. Мне потребовалось время, чтобы не только вылечиться, но и набрать форму.

- Вы не попали в плей-офф. Я смотрел много ваших игр - казалось, что вы туда и не стремились.

- Это очень неприятный вопрос, но не потому, что я не хочу говорить об этом. Просто неприятно, что так чувствовалось со стороны. Значит, были основания. Скажу, что в раздевалке не было такого, типа ну проиграем и что. Все хотели побеждать, но почему-то не получалось.

- Мотивации не было?

- Что значит не было? Тут каждый понимает, что играет не только за клуб, но и за себя. Получает игровое время, хочет новый контракт, заявить о себе. Не думаю, что правильно поднимать вопрос о мотивации. Просто все время чего-то не хватало.