Глава ФТАР и исполнительный директор Федерации тяжелой атлетики США провели переговоры

Российские юноши поспорят за путевку в финал чемпионата Европы по футболу

Мосгорсуд отклонил апелляцию легкоатлетки Угаровой на решение по иску к телеканалу ARD


Рано радоваться. В России письмо МОК про допинг сочли за благо

Именно так случилось с письмом генерального директора МОК Кристофа де Кеппера. Одна фраза в этом открытом письме позволила официальному представителю МИД и министру спорта России говорить, что скоро всё будет хорошо, а доклад Ричарда Макларена - только набор слов, ничего больше. На самом деле, всё далеко не так.

«Во многих случаях доказательств недостаточно»

Вот это письмо. В нём подробнейшим образом рассказывается о работе комиссий Дениса Освальда и Самуэля Шмида. Первая занимается перепроверкой допинг-проб 28 российских участников Олимпиады в Сочи, упомянутых в докладе Макларена. Вторая пытается либо подтвердить, либо опровергнуть утверждения о поддержке допинговой системы в России на государственном уровне.

В общем, ничего нового и радостного нет. Напротив, весь тон письма свидетельствует о том, что МОК и ВАДА решительно настроены довести дело до завершения, а не идти на попятную. Ни в одной строчке не сказано, что выводы комиссии Макларена ошибочны. Извините.

Тогда почему в России письмо было воспринято как локальная победа? Радость российских официальных лиц вызвала вот эта строчка в письме де Кеппера: «…it was admitted by WADA that in many cases the evidence provided may not be sufficient to bring successful cases» («…во многих случаях доказательств не может быть достаточно, чтобы констатировать положительные случаи (в отношении российских спортсменов»).

Федерации в затруднении

Ещё 22 декабря МОК разослал всем международным федерациям письмо, в котором призвал их работать параллельно с олимпийским комитетом и дал санкции на принятие самостоятельных решений по всем «сочинским» случаям из доклада Макларена. При этом санкции за то, что происходит на Олимпийских играх, может наложить только МОК. Но сейчас федерации могут принимать временные решения, а окончательные будут приниматься позднее. Сделано это, чтобы работа шла более быстро по нескольким направлениям одновременно, а полученной информацией, скорее всего, можно обмениваться.

Однако федерации оказались в затруднении. Достаточно вспомнить только три разные ситуации с бобслеистами и скелетонистами, биатлонистами и лыжниками.

IBSF приняла решение отстранить от соревнований упомянутых Маклареном российских спортсменов, но после подачи апелляции своё решение пересмотрела. Однако чемпионат мира по бобслею и скелетону вместо Сочи прошёл в Кёнигзее.

С биатлонистами вообще было всё непонятно. Говорилось о 29 подозреваемых, Мартен Фуркад и Габриэла Соукалова делали всё возможное, чтобы как можно жёстче наказать Россию, а в итоге президент IBU Андерс Бессеберг отстоял свою позицию - если наказания и последуют, то должны быть неоспоримыми. То есть нужны неопровержимые доказательства виновности спортсменов. Руководитель СБР Александр Кравцов утверждает, что все претензии к нашим спортсменам будут сняты. Но этап Кубка мира и юниорский чемпионат мира Тюмень и Остров уже потеряли.

Лыжники пострадали больше всех. На следующий же день после письма из МОК, а именно 23 декабря, международная федерация лыжных видов спорта отстранила от соревнований шестерых российских спортсменов. Апелляции в допинг-комиссию FIS на это решение и в CAS успеха не имеют. Отстранения российских спортсменов оставлены в силе, но разбирательства по их делам будут продолжены. Лидеры нашей команды вынуждены пропустить чемпионат мира в Лахти. Помимо этого, Тюмень осталась без финала Кубка мира по лыжным гонкам.

Три федерации - три различные ситуации. Единообразия нет.

«Нужна единая позиция»

Именно поэтому 21 февраля в Лозанне состоялась встреча представителей международных федераций по зимним видам спорта с руководством МОК. На этой встрече стороны обсуждали, как интерпретировать и анализировать данные из доклада Макларена, чтобы подобных разногласий не было. Нужно выработать единую позицию, чтобы она была юридически сильной и предполагала возможности положительных решений в случае апелляций.

В письме де Кеппера про это честно сказано. Как и про то, что в некоторых случаях доказательства будет найти крайне сложно, так как уничтожены образцы допинг-проб спортсменов, хранившиеся в Московской лаборатории. На встрече было принято решение рекомендовать федерациям напрямую обращаться к Ричарду Макларену и другим членам независимой комиссии ВАДА для подробной расшифровки собранных данных.
А вот про что в письме не сказано, что на встрече наверняка обсуждался вопрос, как решать проблему chain of custody («цепочка хранения») - «Чемпионат» писал про это месяц назад.

Международные федерации вырабатывают единую позицию про то, что делать, если хоть одно звено в этой самой цепочке нарушено. И можно не сомневаться — эта позиция в итоге будет юридически обоснована. Чего нельзя с уверенностью утверждать в отношении позиции Минспорта России, ОКР и национальных федераций.

Отложенное наказание

После публикации второй части доклада Макларена прошло почти три месяца, и кроме названных случаев в трёх зимних федерациях других решений пока никто не принял. Почему - понятно из письма де Кеппера. Но, очевидно, они будут. Вопрос только в том, каким в итоге окажется наказание для России - достаточно мягким или совсем жёстким.

Можно даже предположить конкретные даты, когда будут оглашены итоги работы как минимум одной комиссии МОК. 16-17 марта в Пхёнчхане состоится заседание исполкома МОК.

А 12-17 сентября в Лиме пройдёт сессия МОК, на которой уже совершенно точно все решения будут приняты окончательно.